Опрос посетителей
Будущее ДНР и ЛНР и других республик Новороссии?

Новости партнёров
Архивы публикаций
Июль 2019 (77)
Июнь 2019 (83)
Май 2019 (308)
Апрель 2019 (613)
Март 2019 (237)
Февраль 2019 (596)
24 июн 2019, 19:40Культура

О так называемом галицком консенсусе

О так называемом галицком консенсусе

«Президент Зеленский начал с нарушения конституции, заявив на инаугурации о роспуске Верховной рады. Зеленский не имел права этого делать. Обязан был подождать формирования парламентской коалиции минимум 30 дней», — въедливо заметило польское издание Polityka на следующий день после вступления нового украинского президента в должность.

Было во время этой процедуры и другое нарушение: президент Украины перешёл на русский язык. Нарушил закон, которым Рада отправила русский язык «в резервацию» только частного общения. Одно слово на нём от коридора той же Рады до последней сельской управы, до разговора с автоинспектором, врачом, уборщицей в больнице (госслужба!) — и «до трёх лет тюремного заключения».

Может быть, Зеленский, попирая «закон от Порошенко», сказал то, что хотели услышать миллионы его избирателей? И потому он так уверенно оборвал Ляшко, крикнувшего, что надо перейти на украинский язык? Да, конечно: избиратели хотели услышать хоть часть речи на своём языке, не опасаясь языковых инспекторов (языковых полицейских) и языкового омбудсмена, введённых парубиевской Радой.

Во время предвыборной кампании супруга Зеленского Елена в интервью изданию ВВС рассказывала, что её мужу ищут преподавателя украинского языка. Что ж, нужда приспела. Языковая тема теперь не уйдёт из украинской политики. 15 мая выходящее во Львове издание Zaxid.net опубликовало статью «І знову про «правильну Україну», где автор, цитируя философа Сергея Дацюка, пишет, что «украинскую архаику (веру и язык) отстаивают сторонники галицкого консенсуса»...

Пафос статьи направлен на то, что украинцы ещё слабо отстаивают сей «галицкий консенсус». Автор пишет:

«На протяжении 28 лет мы слышим лозунг «Чей язык, того и власть». Да, это правда. Но язык не определяет «главного», это «главный» выбирает, на каком языке общаться. Сейчас языком собственников крупного бизнеса является преимущественно русский. И принятие закона о языке не означает, что сменятся владельцы. Пока госаппарат работает в интересах самого себя и олигархов, никакие шаги в направлении «прочь от Москвы» не имеют надежных и долговременных последствий».

То есть слабо пока давят на русских и русскоговорящих «собственников крупного бизнеса», а заодно и на добрую половину населения Украины. Понятно и то, почему в «галицком консенсусе» язык отнесён к «украинской архаике»: мол, возрождается то, что родилось задолго до москалей.

О так называемом галицком консенсусе
Карта Галиции в составе Австро-Венгерской империи

Здесь — главная ложь. И разоблачается она так легко, что «сторонникам галицкого консенсуса» понадобился закон о принудительной лоботомии жителей Украины. Чтоб все признали: язык, прививаемый ныне «по закону», — древнейший, а творцы его легендарны, как Кий, Щек и Хорив...

На самом деле древности у самопальной мовы нет и быть не может. В начале XIX века украинское наречие было понятно русскому человеку на 90%. Профессор основанного Николаем I в Киеве Императорского университета Святого Владимира Т.Д. Флоринский (1854-1919) писал: «Малорусский язык есть одно из наречий русского языка... составляет одно целое с другими русскими наречиями... Жители Малороссии в этнографическом отношении представляют не самостоятельную славянскую особь (в противоположность, например, чехам, полякам, болгарам или сербохорватам), а лишь разновидность той обширной славянской особи, которая именуется русским народом» («Лекции по славянскому языкознанию»).

И чтобы развести языки и народы, филологи-синтезаторы принялись ворошить словарь, отбрасывая слова, близкие великорусскому наречию, и выдумывая либо переписывая кириллицей польские термины. Сегодня мы видим итог вековой «галицайской» работы: мова теперь понятна россиянину лишь на 20-30%, а процесс искусственного удаления от русского языка продолжается.

О так называемом галицком консенсусе
И. Нечуй-Левицкий

Эту механику прекрасно описал харьковский филолог Георгий Геращенко: «Классик украинской литературы Иван Семенович Нечуй-Левицкий с Грушевским вместе участвовали в украинском движении и стремились создать, в противовес русскому языку, самостоятельный украинский язык. Вот только в путях разошлись и со временем совершенно рассорились. Нечуй-Левицкий полагал, что следует опираться на сельские говоры Центральной и Восточной Малороссии (в широком понимании этого определения). А Грушевский считал, что говоры российской Украины очень близки к русскому языку, а потому стать основой нового украинского литературного языка категорически не могут! Вот Грушевский и сочинял новый язык на основе галицкого говора, уже тогда достаточно полонизированного, как можно более далеким от русского. Кроме того, в 1895 г. Наукове товариство им. Шевченко (возглавлял Грушевский) ходатайствует в Вене о введении фонетической орфографии в печати и школьном преподавании... По этому поводу в статье «Современный газетный язык на Украине» в брошюре «Кривое зеркало украинского языка» Иван Семенович (Нечуй-Левицкий. — И.Ш.) написал: «Получилось что-то и правда уж слишком далекое от русского, но вместе с тем оно вышло настолько же далеким и от украинского». На введение (Грушевским) апострофа и буквы «Ї» он возмутился: «Крестьяне только глаза таращат, и все меня спрашивают, зачем телепаются над словами эти хвостики».

Даже Коцюбинский с трудом понимал это искусственное удаление. Он разделял галичан и украинцев. «Тепер у вас в Галичині, где пишут не на украинском языке, а на «галицькій мові», такі таланти появились, що заганяють в кут наших українських», — писал он Гнатюку в феврале 1904 года. К чести Михайлы Коцюбинского заметим: будучи несомненным украинофилом, он не был русофобом.

О так называемом галицком консенсусе
М. Коцюбинский

Процитирую ещё раз Нечуй-Левицкого, писавшего о провале галицизации Малороссии в 1905-1906 годах: «Приверженцы профессора Грушевского и введения галицкого языка у нас очень враждебны ко мне. Их становится все меньше, потому что публика совсем не покупает галицких книжек, и Грушевский лишь теперь убедился, что его план подогнать язык под страшный язык своей «Истории Украины-Руси» потерпел полный крах. Его истории почти никто не читает»...

О так называемом галицком консенсусе
М. Грушевский

Однако Грушевский, возглавивший в советском Киеве после 1924 года (по возвращении из Австрии) кампанию украинизации и избранный в 1929 году действительным членом Академии наук СССР, продолжал разводить языки и народы. Так и попал на украинскую 50-гривенную банкноту.

Цитированный мною выше Георгий Геращенко, харьковчанин, член Союза журналистов Украины, говорит: «Украйинська мова, которую все жители Советской Украины изучали в школе, была признана неправильной. И демократы, по большей части галицкого происхождения, стали её спешно галицизировать и насильственно насаждать в школах, прессе, ТВ, делопроизводстве и т. д. С годами прессинг становится все сильней, но русский язык в незападных регионах Украины, на котором здесь говорили всегда, особенно в городах, уничтожить не удалось и вряд ли удастся. Если, конечно, не перестрелять все русскоязычное население».

Игорь Шумейко

* * *
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Личный кабинет