Опрос посетителей
Будущее ДНР и ЛНР и других республик Новороссии?

Новости партнёров
Архивы публикаций
Август 2018 (302)
Июль 2018 (716)
Июнь 2018 (801)
Май 2018 (1144)
Апрель 2018 (1119)
Март 2018 (1129)
09 июн 2018, 15:04Наука

Борис Марцинкевич. Компетенции Росатома необходимы Китаю

Борис Марцинкевич. Компетенции Росатома необходимы Китаю

Как ожидается, с 8 по 10 июня состоится визит президента России Владимира Путина в Китайскую Народную Республику. Косвенные признаки того, что визит состоится и будет сопровождаться подписанием серьезных контрактов, которые обеспечат дальнейшее развитие стратегического партнерства двух наших государств, довольно заметны — Игорь Иванович Сечин, сопровождавший Путина во время его государственного визита в Австрию, прямо из Вены отправился в Пекин.

В столице Китая прошла рабочая встреча И. Сечина и министра коммерции Китая Ч. Шаня. Встреча очень важная, поскольку Минкоммерции Китая по сути определяет стратегию торгово-экономического сотрудничества КНР с другими странами — тем интереснее становится то, что вместе с Сечиным в Пекине побывал и председатель правления Интер РАО Б. Ковальчук. Напомним, что Интер РАО обладает монополией на все экспортные поставки электроэнергии за пределы России. Никакой информации о том, чем закончилась эта встреча, в СМИ не появилось — очень похоже, что встреча потребовалась для подготовки визита Владимира Путина. Его встреча с председателем Си Цзиньпином состоится 8 июня и ожидается, что в этот же день состоится подписание солидного пакета документов.

Попытаться отгадать, что именно входит в пакет этих документов — занятие рискованное, но задача облегчается тем, что в Китае экономика плановая, и задания XIII пятилетки, начавшейся в 2015 году, известны. Давайте рассмотрим такую отрасль, как атомная энергетика, оперируя, прежде всего, известными «цифрами». В соответствиями с планами пятилетки, к концу 2020 года в Китае должны работать атомные реакторы совокупной мощностью 58 ГВт, и не менее 30 реакторов к этому времени должны находиться в стадии строительства. Возможность сделать следующий шаг нам обеспечивает база данных МАГАТЭ, учитывающая как действующие, так и строящиеся атомные энергоблоки. По данным этой организации, на начало июня 2018 года в Китае работают 40 атомных реакторов общей мощностью 35’534 МВт, в стадии строительства — еще 17 реакторов на 17’510 МВт. Этого не хватает до пятилетних планов, причем весьма значительно, а Госсовет КНР никогда не относился к тем органам, который поощряет нарушения своих решений. Очевидно, что энергетикам Китая предстоит действовать очень энергично, времени для «раскачки» у них просто нет. Если нет времени — значит, уже сейчас они должны распределять все площадки для строительства АЭС, определенные геологами, но на которых по тем или иным причинам никакие работы не ведутся. Понятно, что ликвидировать отставание будут стремиться все три атомных корпорации Китая, но весьма вероятно, что они будут вынуждены обратиться за «внешней помощью» к тем, кто такую помощь способен реально оказать.

Как известно, на территории Китая строительством атомных энергоблоков в последние годы занимались три иностранных компании: реорганизованная ныне до состояния Oranoбывшая AREVA, строившая два реактора EPR-1600; американо-японская Westinghouse, проходящая процедуру добровольного банкротства; и Росатом. Westinghouse строила сразу четыре АР-1000, которые должны были быть сданы в эксплуатацию в 2009-2010 годах — вообразить, что китайские товарищи предложат вести стройку этих выдающихся профессионалов, мало у кого получится. Переговоры с французскими атомщиками о продолжении сотрудничества в области реакторостроения ведутся исключительно из вежливости, поскольку французы уж слишком тщательно соблюдают традиции удваивать сметную стоимость и сроки строительства. Остается оценить, как развивается сотрудничество китайских атомных корпораций и попробовать понять, что можно ожидать в ближайшее время.

Борис Марцинкевич. Компетенции Росатома необходимы Китаю
Тяньванская АЭС (Китай), Фото: wikipedia.org

Крупнейший проект сотрудничества России и Китая в атомной энергетике — Тяньваньская АЭС. Генеральный контракт на сооружение энергоблоков № 1 и 2 с реакторами ВВЭР-1000 был подписан в 1997 году, в 2007 году оба энергоблока были сданы заказчику. В 2010 году был подписан следующий контракт — на строительство второй очереди АЭС в составе энергоблоков №3 и 4. Энергопуск блока №3 был осуществлен 30 декабря 2017 года, ровно через 60 месяцев с момента начала строительства. В начале мая этого года был успешно завершен обязательный этап в программе подготовки энергоблока к физическому пуску — «горячая обкатка» реакторной установки, физический пуск запланирован на конец этого года. Претензий и нареканий со стороны заказчика нет, возведение всех энергоблоков прошло в соответствии с договорными обязательствами. Заказчиком всех энергоблоков была Цзянсунская ядерно-энергетическая корпорация, JNPC. Для тех, кто читал статью Аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru, название звучит несколько неожиданно, но это только на первый взгляд — JNPC является совместным предприятием CNNC (50% акций), Jiangsu Guoxin group (20% акций) и Китайской инвестиционной энергетической корпорации (30% акций), то есть Росатом работал непосредственно с CNNC.

В 1992 — 2011 году «Техснабэкспорт» построил в городе Ханьчжун завод по обогащению урана на базе наших центрифуг шестого и седьмого поколений. Замечаний и нареканий со стороны заказчика не было — сроки, сметы, качество оборудования его совершенно устроили. В этот раз заказчиком стала Китайская корпорация индустрии атомной энергии (CNEIC), и снова не нужно удивляться необычному названию — эта компания является подразделением CNNC, на которую возложены обязательства импорта и экспорта урановой продукции. Снова Росатом работал непосредственно с CNNC.

В 2013 году ТВЭЛ как исполнитель и JNPC и CNEIC как заказчики подписали контракт на поставку ядерного топлива для начальной загрузки энергоблоков №3 и 4 Тяньваньской АЭС, шести комплектных перегрузок для энергоблока №3 и контракт на поставку комплектующих для изготовления топлива на Ибиньском топливном заводе для всех четырех блоков Тяньваньской АЭС. В 2017 году состоялось подписание уже значительно более крупного контракта на поставку российского ядерного топлива для блока №1 той же АЭС на срок до 2035 года и комплектующих на тот же период. Снова с китайской стороны все та же корпорация CNNC, снова никаких претензий с ее стороны.

В 2011 году был успешно завершен пуск первого в Китае экспериментального реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем CEFR — и снова заказчиком, чрезвычайно довольным нашим исполнением всех условий договора, выступила CNNC.

Список совместных проектов, выполненных Росатомом на территории КНР в тесном сотрудничестве с CNNC, можно продолжать — тут и поставки различных изотопов, и поставки желтого кека, радионуклидных тепловых блоков, и многое другое. Если мы говорим о том, что сотрудничество России и Китая в сфере использования атомной энергии в мирных целях носит стратегический характер, отвечает интересам обеих стран — мы говорим чистую правду. Но при этом мы точно знаем, что это сотрудничество обеспечивают профессионалы Росатома и CNNC, одной из трех государственных атомных энергетических корпораций КНР.

Борис Марцинкевич. Компетенции Росатома необходимы Китаю
Стенд китайской CNNC на АТОМЭКСПО-2018 в России

Почему мы настолько настойчиво подчеркиваем, что Росатом при выполнении всех совместных проектов работал только с CNNC? Чтобы подчеркнуть очевидное — если кто-то и предложит Росатому поучаствовать всеми его компетенциями в выполнении заданий XIII китайской пятилетки, то это с вероятностью в 99,99% снова будет CNNC. Именно эта корпорация имеет обширный опыт работы с многими структурными единицами Росатома, представители CNNC неоднократно бывали на наших предприятиях, в силу чего прекрасно понимают, каков уровень производства достигнут нашими специалистами.

Остается сделать последний шаг в несложном анализе — посмотреть, какие из площадок, предназначавшихся для строительства иностранными компаниями атомных энергоблоков, контролируются корпорацией CNNC. Одна из них нам прекрасно известна — на площадке АЭС «Тяньвань» изначально планировалось строительство восьми энергоблоков. Три уже завершены, пуск четвертого, как мы уже говорили, ожидается в конце года, пятый и шестой китайцы строят самостоятельно, остается свободной та часть площадки, на которой предстоит строить блоки №7 и 8.

В 2014 году в СМИ прошла информация о том, что компания Westinghouse, по технологиям которой уже строились сразу четыре реактора АР-1000 на площадках АЭС «Саньмэнь» и «Хайян», ведет переговоры о строительстве еще четырех энергоблоков. Два она предполагает начать строить на площадке «Луфен» в провинции Гуандун, о чем идут переговоры с китайской атомной корпорацией CGN, еще два — на площадке «Сюйдапу» в провинции Ляонин на северо-востоке, о чем американцы ведут переговоры с CNNC. Переговоры действительно шли, но так ничем и не закончились. Вот, собственно, и весь ребус. Если CGN, у которой нет никакого опыта сотрудничества с Росатомом, будет сомневаться и колебаться, то у CNNC никаких сомнений в компетенциях нашей корпорации нет, а вот опыт сотрудничества имеется огромный. Третий блок АЭС «Тяньвань» построен с опережением контрактных сроков — следовательно, если кто-то и может помочь справиться с выполнением пятилетнего задания Госсовета, то только Росатом.

Борис Марцинкевич

* * *
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Личный кабинет