Опрос посетителей
Будущее ДНР и ЛНР и других республик Новороссии?

Новости партнёров
Архивы публикаций
Июль 2018 (360)
Июнь 2018 (801)
Май 2018 (1144)
Апрель 2018 (1119)
Март 2018 (1129)
Февраль 2018 (1673)
07 апр 2018, 22:47Политика

Дмитрий Лекух. Принуждение к добрососедству

Дмитрий Лекух. Принуждение к добрососедству

Безусловно, важность проекта АЭС «Аккую», старт строительству которой дали в режиме видеоконференции президенты России и Турции на этой неделе, далеко не только в том, что она станет первой на территории Турецкой Республики. И даже не в том, что общая стоимость строительства АЭС составит 20 миллиардов долларов и все технологичное оборудование для нее произведут, естественно, именно на российских предприятиях.

В конце концов, турецкая АЭС отнюдь не первый зарубежный проект «Росатома».

При участии российских специалистов были спроектированы и построены атомные электростанции в Индии, Иране, Китае. Да и не только там: государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» — один из глобальных технологических лидеров, занимающий первое место в мире по величине портфеля зарубежных проектов. «Росатом» — это 33 строящихся энергоблока в 12 странах. Плюс еще семь — непосредственно в Российской Федерации. С технологической и инвестиционной точки зрения «Аккую» для российского ядерного гиганта, безусловно, не рядовой, но и не то чтобы совсем уникальный проект.

Здесь важнее другое.

Отнюдь не случайно «Аккую» получила приоритетный статус «стратегической инвестиции» (что, кстати, помимо всего прочего, позволит сэкономить порядка десяти миллиардов долларов при ее сооружении, поскольку в этом случае предусматриваются налоговые льготы и преференции от правительства Турции). Это подтвердил и Владимир Путин во время выступления на церемонии запуска строительства первого энергоблока АЭС. Он отдельно отметил, что решение о присвоении статуса стратегической инвестиции «сделало этот проект экономически целесообразным и выгодным».

Значение АЭС «Аккую» — больше, чем у любого, пусть и самого инвестиционно привлекательного, но «чисто коммерческого» проекта.

Дело в том, что это буквально первая в мире атомная электростанция, изначально предполагающая модель BOO («build-own-operate», «строй-владей-эксплуатируй»). Проект подразумевает строительство четырех энергоблоков с российскими реакторными установками ВВЭР-1200 поколения «три плюс». Мощность каждого — 1200 мегаватт, что ориентировочно равно десяти процентам всей энерговыработки Турции. И если сопрячь АЭС «Аккую» с проектом газопроводов линейки «Турецкие потоки», то все вместе это означает только одно: фактическое включение Турецкой Республики в единую евразийскую «энергетическую платформу». Что, безусловно, имеет не только энергетические и экономические, но и далеко идущие геостратегические последствия.

Речь идет о выстраивании такой мощной системы «взаимозависимостей», которая со временем сделает турецкую и евразийскую энергетику фактически неразрывным и единым целым.

Подчеркиваем: это не «делает турецкую энергетику зависимой от российской». Тут вообще не очень понятно, кто от кого больше будет зависеть, — извечный спор насчет прав «продавца и покупателя». Это делает энергетику двух стран взаимно интегрированной, основанной на единых стандартах.

Кстати.

Это вовсе не означает, что мы теперь с турками друзья и вечные союзники. Упаси бог. У нас слишком разные интересы по разным направлениям. Да и менталитет, чего уж там, тоже далеко не одинаковый.

Но вот уровень «взаимного принуждения к добрососедству» и, как следствие, договороспособности, в том числе по самым непростым вопросам, в данной ситуации будет совсем другим. Просто потому, что это при такой энергетической взаимозависимости в общих стратегических интересах.

Весьма любопытен и тот факт, что, согласно межправительственному соглашению, не менее 51 процента акций должны принадлежать российским компаниям, остальные 49 процентов могут получить внешние инвесторы. Это разумно для обеих сторон: Турция просто не имеет природных ресурсов, чтобы стремиться к статусу «энергетической сверхдержавы». Поэтому и для них, и для нас уместно делать там именно региональный энергетический хаб: есть взаимная выгода, но нет взаимной конкуренции.

Турки, что вполне очевидно, «возьмут свое» на другом. И на других рынках.

И это тоже нормально и правильно, даже в наших интересах. Чем устойчивее развитие турецкой экономики, тем выше ее заинтересованность в «русской энергии» и других наших традиционных товарах. И это уже не какое-то абстрактное «международное», а вполне нормальное региональное разделение труда, поддающееся, кстати, долгосрочному планированию. Именно поэтому президент Турции выражает надежду вместе со своим российским коллегой открыть (уже полностью готовую к тому времени) АЭС «Аккую» в пока что далеком 2023 году.

Дмитрий Лекух

Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Личный кабинет