Опрос посетителей
Будущее ДНР и ЛНР и других республик Новороссии?

Новости партнёров
Архивы публикаций
Октябрь 2018 (438)
Сентябрь 2018 (534)
Август 2018 (583)
Июль 2018 (716)
Июнь 2018 (801)
Май 2018 (1144)
01 окт 2018, 17:58Жизнь

Александр Зубченко. Последний француз Украины

Александр Зубченко. Последний француз Украины

Эта сюрреалистическая история произошла в маленьком провинциальном городке Глухове, расположенном почти на границе с Россией. В ней как в капле воды отражен весь сюрреализм нашей постреволюционной действительности. Ровно четыре года назад мэром городка стал настоящий француз Мишель Терещенко. Потомок тех самых меценатов Терещенко. Мишель с трудом изъяснялся по-русски, то есть на языке агрессора, смешно картавил и постоянно улыбался. Он походил на «пидстаркуватого» (пожилого) дурачка, кем на самом деле и являлся, но об этом жителем стало известно гораздо позже.

Родился Терещенко 15 сентября 1954 года в Париже. И уже одно это обстоятельство, плюс прямое родство с теми самыми Терещенко, создавало вокруг Мишеля некий романтический ореол. «Барин с Парижа вернулся, ну теперь мы заживем!». Биография парижанина была очень даже героическая: успел послужить в военном-морском флоте США. Как такое возможно? Не понятно. Но говорят, плавал на атомной подводной лодке, выполнял секретную миссию. Судя по всему, Мишель держался подальше от ядерного реактора. Или носил специальное свинцовое белье, сделанное по индивидуальному заказу, поскольку с потенцией у него, несмотря на преклонный возраст, оказалось все очень даже гут. Данный факт весьма важен для понимания дальнейшего развития удивительных и иррациональных событий.

Александр Зубченко. Последний француз Украины
Мишель Терещенко

Прибыв на историческую Родину, Мишель поселился в музее своего имени. Точнее, фамилии. Во многих провинциальных городках есть краеведческие музеи с пыльными чучелами животных, разнообразной утварью непонятного назначения и пожелтевшими фотографиями давно забытых персон. Есть такой музей и в Глухове. Понятное дело, вся экспозиция музея, расположенного в уютном особнячке семейства Терещенко, была посвящена предкам Мишеля. Видные стариканы с многочисленными орденами Российской империи, настоящие тайные советники, член Временного правительства. Поэтому Терещенко чувствовал себя в музее как дома. Вот только туалет, выполненный в лучших традициях советских времен, не устраивал нашего француза. Поэтому первым делом он распорядился впихнуть туда джакузи с таким расчетом, чтобы там могло поместится два тела. Зачем? Это, повторюсь, особая история.

Местное население отнеслось к причудам барина из Парижа с пониманием. Человек вернулся в родовое гнездо, начал обустраиваться. Значит, не сбежит обратно к себе на Елисеевские поля. «Шамп Элюзи» по-ихнему. Пустит корни на славной родине предков. Надо сказать, корни у Мишеля еще клубились. Не пропускал никого, даже буфетчицу. Пока не появилась она — любовь всей его никчемной жизни. Крашеная блондинка Елена Еськина возникла в жизнь парижского «подводника» как удар кувалды по голове. Если можно, конечно, так сравнить.

Александр Зубченко. Последний француз Украины
Мишель Терещенко (справа) и Елена Еськина

Елена действительно состояла в партии «Удар» Виталия Кличко, была депутатом столичного горсовета и пользовалась большим уважением среди киевских застройщиков. Никто лучше нее не мог изобразить падение на стройке с целью «прекращения незаконного возведения торгового центра на историческом месте». Схема известная: одни застройщики нанимаю специально обученных «активистов», которые портят жизнь и нервы другим, более удачливым застройщикам, получившим подряд на строительство. Достаточно обнаружить в котловане парочку черепков от горшка византийской работы, произведенного в Моссельпроме, как начинается великий движ активистов. Они бьются в истерике на камеру, рассказывая о варварском уничтожении исторического облика Киева, демонстрируют свои сломанные в ходе борьбы за память руки и ноги. И здесь Еськиной действительно не было равных. Бывало, выйдет она на каблуках к бульдозеру, как упадет красиво, раскинет свои ноги по сторонам света... Просто загляденье! Ее талант дорого ценился. Платили и противники стройки, и те, кто эту стройку, собственно говоря, и организовал. Очень прибыльный бизнес.

Не знаю, кто именно свел Еськину и Мишеля. Но это явно была судьба. Она вдруг прониклась к Терещенко какой-то поистине материнской любовью. Взяла над ним шефство, работала в качестве переводчика, начальника избирательного штаба, пресс-секретарши и... Но об этом позже.

В конце 2014 года вокруг потомка меценатов действительно началась какая-то глобальная движуха. Новоизбранный президент Порошенко лично вручил Терещенко паспортину члена нации. Произнес прочувственную речь о том, как французы, грузины и представители сверхдержав, производящих шпроты, поднимут Украину на небывалый уровень с помощью решительных и безвозвратных реформ. Почти все посольство США сопровождало выборы мэра Глухова. Видимо, они планировали провести в этом небольшом пограничном городке какой-то эксперимент. Опробовать некую модель, получить данные и затем распространить опыт на всей территории великой суверенной державы. Бронированные колонны американских лимузинов нарушили своими клаксонами патриархальную тишину Глухова, распугали кур, уютно устроившихся в ямках на местном автобане. Местные восприняли это как сигнал к великим переменам.

На октябрьских выборах 2014 года Мишель одержал убедительную победу. Он стал первым в истории нации французом, возглавившим мэрию. На фоне массового наплыва грузинских и литовских «менеджеров» этот факт не получил особого резонанса. Многие почему-то считали, что «Мишель» — это кличка. Вот Джаба Ебаноидзе, ставший заместителем министра юстиции, или Эка Згуладзе — «мама» новой полиции, совсем другое дело. А Абрамовичуса помните? А Давида Сакварелидзе, который гулял по Ботаническому саду в качестве заместителя Генерального прокурора? К нему еще подошел мужик в «дорогом спортивном костюме» и предложил десять миллионов долларов. Давид с возмущением отверг такое предложение. Но стал очень хорошо одеваться. Одно время даже было такое выражение — «куртка Сакварелидзе». Давид таскал куртец стоимостью с бюджет района средних размеров. Никто не понимал, как эта вещица может стоить столько. Говорят, на ее изготовление пошли килограммы шерсти горных шиншилл, обитающих в труднодоступных районах Тибета. Зверьки трутся задницами о камни, а потом специально обученные люди собирают остающуюся после процедур шерсть и продают за бешенные деньги представителям одного итальянского бренда.

Да... Были времена. Михо Саакашвили, назначенный губернатором Одесской области, пообещал превратить «жемчужину у моря» в «южную витрину» Украины. Мишель Терещенко, новоиспеченный мэр Глухова, пообещал превратить ни в чем не повинный городок в «восточную витрину реформ». Ошеломленные жители стали ждать чуда. Начал Терещенко как все. Бодро снес памятник Ленину. Глуховчане с пониманием отнеслись к этому шагу. По стране широко шагала декоммунизация. Порошенко еще не начал прощаться с «советской империей», но уверенно двигался именно в этом направлении. Затем Мишель объявил себя «близким другом Петра Алексеевича» и снес памятник Колобку, который стоял на территории детского садика. На этот раз местные не совсем поняли, в чем смысл расправы над сказочным героем. Но промолчали, поскольку ждали превращения центральной улицы Глухова в маленькие Елисейский поля с роскошными бутиками «Луи Виттон», где каждый мог по доступным ценам приобрести себе подходящее шмотье. Все с уверенностью смотрели в свое европейское будущее, поскольку Мишель пообещал создать «4 тысячи рабочих мест».

Он привез в Глухов целую команду «новых реформаторов». Безусловно, звездой (в хорошем смысле этого слова) команды стала Еськина. Она разогнала всех баб Мишеля и крепко держала его за исторические корни. Заседание горсовета проходило примерно в таком стиле: Мишель зачитывал по бумажке текст, который ему писала Еськина по ночам, а затем сама Еськина отвечала на вопросы и объясняла, что нужно делать. В состав команды также входил опытный юрист, отсидевший два года на зоне за убийство и отпущенный на волю за взятку; известный в местный кругах контрабандист, специализирующийся на операциях со страной-агрессором, и экономист-предприниматель, который распилил на металлолом все оставшиеся в районе предприятия. Полученный таким образом «продукт» он продал государству-агрессору.

И реформы начались! Бурное развитие получила конопляная отрасль, которая принадлежала, причем, на корню, Мишелю Терещенко. Мэр выступил с инициативой делать из конопли «вкусный и полезный хлеб». Инициативу встретили аплодисментами, и одно время в Глухове можно было приобрести зеленоватые изделия мучного характера. Вообще конопля занимает в реформах Мишеля центральное место. Когда начались проблемы с норвежским газом (российский мы не закупаем по идеологическим соображениям), Терещенко придумал поистине гениальный ход. В ходе производства различных изделий из конопли образовывались отходы. А почему бы их не спрессовать в «пеллеты» и не сжечь в местных котельных? Сказано — сделано. Над Глуховым поплыл приятный, чуть сладковатый запах травы. Потом оказалось, что коноплю сжигали под видом очень дорого норвежского газа. Однако население Глухова продолжало ждать появления в городе филиала Парижа. В город стали наведываться многочисленные друзья Мишеля из столицы Франции. Их привлекали доступные цены и женщины. Еськина бдительно следила за поведением Мишеля, сама подбирала девок, и все были довольны. Французы увозили в Париж девчонок, которые обставят местных на сто очков, причем вперед, родители махали платочком и надеялись, что хоть у деток будет хорошее будущее, ну а девки... Понятно, что в Париже они надеялись начать новую жизнь.

Реформы тем временем продолжались. По личной инициативе мэра в Глухове открыли памятник карете. На самом деле, памятник был Тарасу Шевченко, который стоял возле кареты. Однако Тараса кто-то постоянно сдавал на цветной металлолом. А карета была очень большой и тяжелой...

Был начат ремонт тротуара. Одного. Народ начал роптать. Цены растут, работы нет, все коммунальное хозяйство разваливается. В местных СМИ Мишеля стали поругивать. Терещенко принял мудрое и поистине европейское решение: закрыл единственное в городе коммунальное печатное издание. Сто лет оно существовало, а Мишель пришел и закрыл. Второе издание — «Неделя», было объявлено «исчадием кремлевской оппозиции». Мишель лично пришел выселять редакцию из помещения. Драка наследника древнего рода меценатов с охранником стала топом просмотров в местной ютубовской зоне.

Банальный переход, но все же: шли годы. Жители Глухова стали что-то подозревать. Команда «реформаторов» быстро установила контроль над всеми «хлебными точками», в том числе и на границе. Еськина стала главной по «деловым контактам». Ее влияние на Мишеля достигло пика, и он повенчался с активисткой-«ударницей» в церкви Киевского патриархата. Счастливая пара с разницей в возрасте в четверть века уехала в свадебное путешествие в Париж. Восторженные горожане сожгли «Порш-кайен» супругов. Французский шарм Мишеля перестал действовать на жителей города Глухова. Они почему-то стали обзывать Терещенко «старым пи..сом», несмотря на молодую супругу противоположного пола.

Терещенко тоже обозлился на местный электорат. Последние два года он бегает по пресс-конференциям и обвиняет ставленников Кремля в организации травли «наследника великого рода меценатов». Везде, с..ка, заговор: в горсовете заправляют бывшие «регионалы», в Сумской области готовится «реванш пророссийских политических сил», против самого Мишеля возбуждена масса уголовных дел. Мэр стал нервным и часто срывается на посетителях. К примеру, приходит его избирательница и просит помочь с лечением дочки в Киеве. Денег нет, зарплату не платят, а в стране медреформа, все дорого. В ответ потомок «аристократов» орет на чистом русском языке: «Я вам не богадельня! Идите к вашему Деркачу с такими просьбами!». И люди идут к Андрею Деркачу, депутату от их района который, по мнению Терещенко, является «исчадием регионального режима».

Для улучшения имиджа по совету своей дражайшей половины Мишель замутил инициативу по созданию в Глухове центра терапии коноплей. Этакий провинциальный легалайз. Мне никто не верит, когда я рассказывают о конопляных прожектах нашего сумасшедшего француза. Поэтому привожу цитату Терещенко: «каннабиноиды (КБР), которыми богата конопля, могут быть лекарством от рака, они уменьшают количество раковых клеток, поскольку они способствуют восстановлению иммунной системы. Для создания первого европейского центра терапии коноплей уже нашлись инвесторы. Он должен открыться через три месяца, когда будет новый урожай конопли».

Ни минуты не сомневаюсь в том, что «инвесторы нашлись». Однако конопляный центр Мишеля так и не был открыт и «наследник» крепко обиделся на всех. В первую очередь, на жителей Глухова, которые хотели какого-то «мифического улучшения жизни». Терещенко обиделся и на президента Порошенко, который «бросил его на растерзание шайки кремлевских последователей», и на американцев, окончательно утративших интерес к своему «эксперименту». Поэтому он собрал свои пожитки и едет в Киев. 1 октября Мишель проводит большую конференцию по поводу своей отставки с должности мэра Глухова и походу в большую политику. Так завершился поход «наследника древнего рода» в глуховскую глубинку. Теперь он хочет баллотироваться на пост президента Украины.

Четыре года доверчивые жители патриархального Глухова ждали «французского чуда». Они верили картавому проходимцу, который даже особо не скрываясь, банально обирал их. Потом разочаровались. На сентябрьской сессии горсовета в зале мэрии присутствовали четыре человека: Мишель, его супруга и два депутата. Даже отставку Терещенко с должности некому было принять...

Александр Зубченко. Последний француз Украины
Мэр Глухова Мишель Терещенко уходит в отставку. На сессию горсовета 27 сентября пришли всего два депутата

Александр Зубченко

* * *
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Личный кабинет