Архивы публикаций
Май 2024 (1)
Апрель 2024 (1)
Февраль 2024 (1)
Октябрь 2023 (1)
Сентябрь 2023 (3)
Август 2023 (5)
14 Apr 2024, 10:37Политика

Геноцид - геополитический инструмент Запада


На встрече с Владимиром Путиным в Кремле на прошедшей неделе Эмир Кустурица вспомнил страшную трагедию сербского народа: изгнание усташами (сторонники фашистской ультраправой националистической организации, созданной в 1929 году Анте Павеличем. С апреля 1941 года по май 1945-го стояли во главе фашистского Независимого государства Хорватия (НГХ) — "бандеровцами из Хорватии" — более 250 тысяч мирных граждан. Весной-летом 1995-го в очередной раз в истории (точное число жертв геноцида сербов во время Второй мировой неизвестно до сих пор: по разным оценкам, тогда погибло от 197 тысяч до 800 тысяч человек) была осуществлена масштабная этническая чистка. Это сделала хорватская армия с молчаливого согласия мирового сообщества и под непосредственным управлением своих кураторов из Брюсселя и Вашингтона, Лондона и Берлина.

В результате военных операций "Блеск" и "Буря" количество сербов, проживавших в границах современной Хорватии, сократилось на 90,7 процента. Жители созданной на обломках Социалистической Республики Югославия Республики Сербская Краина (РСК) были подвергнуты массовым убийствам и изгнанию.

Сразу нужно отметить, что возникновение политии РСК было определено валюнтаристской политикой Иосипа Броз Тито, которая имела целью разделение сербского пространства административными пределами национальных республик. В результате на политической карте Югославии в 1946 году появились границы, которые не имели ничего общего с историей региона, а Тито получил прозвище Последний Габсбург на Балканах, поскольку реализовал австро-венгерскую мечту о максимальном ослаблении Сербии.

Свое будущее после разрушения Югославии сербы Краины видели в единстве с Белградом и Баня-Лукой, но были готовы на компромиссы с Загребом. Однако правительству Туджмана — ярого сторонника фашистской идеологии усташей периода Второй мировой — нужны были сербские земли, но без сербов. Поэтому с благословения англосаксов и под присмотром натовских инструкторов с 1992-го по 1995-й хорватская армия вооружалась, модернизировалась, обучалась. Запрет на поставки оружия для Хорватии, несмотря на то, что республика была участницей конфликта, не существовал.

Перед началом операции "Блеск" хорватские власти заручились поддержкой Германии и США, добились изменения позиции миротворцев: почти трехтысячный контингент миротворческих сил ООН, бросив на произвол судьбы 30 тысяч жителей Западной Славонии, беспрепятственно пропустил на территорию РСК хорватские войска. Время для операции было тщательно спланировано: 1 мая в Белграде и Москве начинается декада праздников, что обеспечивало внезапность. Для Загреба эта дата имела еще и символичное значение: именно в этот день 1991-го хорваты понесли серьезное поражение в Борово-Селе, за которым последовало их отступление из всей Восточной Славонии.

Операция "Блеск" началась 1 мая в 05:30 с масштабной артподготовки. Наступление преследовало цель отсечь Западную Славонию от реки Сава, за которой находилась Республика Сербская (Босния). В 10:45 хорватские военные вошли в Ясеновац и заняли ключевые высоты на юго-западе Пакраца, почти не встречая сопротивления. Оборона армии РСК была разрушена сразу — Белград поддержки Краине не оказал, военная помощь из Баня-Луки также не подошла, 15 тысяч сербов остались без защиты. Тысячи людей бросились бежать в сторону двух мостов через Саву, но там их ждал огонь хорватской армии. Заранее установленные камеры CNN снимали весь этот ужас: взрывы, горящие дома и автомобили, колонны сербов, изгнанных из родных мест. Вечером 2 мая Загреб заявил о завершении операции. Она продлилась 36 часов.

До 5 мая хорватские власти не давали разрешение международным организациям на посещение захваченных мест. Даже спецпредставителю генсека ООН Ясуси Акаси не разрешили въезд в Западную Славонию. Захватчикам нужно было убрать следы преступления. Но все же наблюдателям удалось узнать о массовых убийствах, изнасилованиях, издевательствах, актах сожжения. Число беженцев из Западной Славонии составило более 12 тысяч человек. Еще в 1991 году сербское население было полностью изгнано из 280 сел, а 1-2 мая 1995 года от сербов были очищены остальные 65.

Мировое сообщество знало о творимых зверствах, но никаких практических действий, способных остановить усташей, предпринято не было. Такая реакция позволила Загребу уже в августе 1995 года начать новое наступление на территории РСК — Северную Далмацию, Лику, Банию и Кордун — и окончательно решить сербский вопрос. Операция под кодовым названием "Буря" также отличалась стремительностью и хорошей организацией. Сербы не были готовы к вероломному нападению, они поверили посредникам. За несколько дней до этого, 28 июля, в Книн приехал Акаси с программой мирного урегулирования, а по сути — ультиматумом. Речь шла об интеграции сербов на основе Конституции Хорватии и ее закона о меньшинствах. Важно, что сербы согласились, но Загреб не устраивал этот вариант. Хорватским бандеровцам нужна была земля без сербов.

И 4 августа после массированной артподготовки началось наступление хорватской армии по всей линии фронта. На столицу Книн с двух направлений пошли танки и пехота. Хорваты сметали все на своем пути. "Сегодняшняя Краина — это спаленная и опустошенная земля, попавшая в руки вандалов", — писал бельгийский журналист, оказавшийся в те страшные дни в городе.

По непонятным причинам армия РСК не оказала хорватам сопротивления — вернее, поступил приказ отступить. До сих пор неизвестно, кто его отдал. Армия РСК, три года готовившаяся отстаивать свои земли, сложила оружие. Не сделали ни одного выстрела и ракетные установки. Правда, часть армии (до девяти тысяч) влилась в ряды войска генерала Младича, сражавшегося за Республику Сербскую в Боснии и Герцеговине.

Сербы знали: совместной жизни с победителями не будет. Поэтому начался трагический исход. Около 300 тысяч жителей Сербской Краины покинули свои дома и двинулись в сторону Баня-Луки. Во время движения колонны беженцев подвергались бомбардировкам и нападениям. Представители ООН подтвердили, что два военных самолета МИГ-21 бомбили 8 августа колонну сербских беженцев. Только за первые четыре дня исхода погибли около восьми тысяч женщин и детей. Судьба 12 тысяч сербов до сих пор неизвестна. И это лишь один пример. Положение добравшихся до Баня-Луки было крайне тяжелым: люди находились под открытым небом, не хватало продовольствия, воды, лекарств. И колонны двинулись дальше, в Югославию. Специальная миссия ЕС, посетившая Краину, писала в своем сообщении: "В период с 7 по 22 августа на территории сектора "Юг" было уничтожено, главным образом сожжено, от 60 до 80 процентов имущества сербов; сербов осталось всего два-пять процента от числа тех, кто здесь жил раньше; уничтожен весь скот; села сжигались при помощи бензина дотла".

А 7 августа, как только основная масса сербов покинула свои дома, министр обороны Хорватии Гойко Шушак объявил: "Операция по ликвидации РСК успешно завершена". Хорватия праздновала победу. Страшное горе сотен тысяч людей, кровь, слезы и страдания мирных жителей — в основном женщин, детей и стариков — не вызвали у наследников усташей ни малейшего сострадания.

Что же они праздновали? Убийства и изгнание сербов! Сербы оставили 120 тысяч домов и квартир; на территории, занятой хорватами, осталось 950 памятников сербской культуры, 80 библиотек, 122 школы, 85 детских садов, 67 кинотеатров. Около 80 процентов сербских сел сровняли с землей, на территории от Книна до Бенковаца осталось лишь десять процентов строений. Далмация и Лика были опустошены полностью. Многие церкви разграблены. Сербский монастырь Крка полностью уничтожен. В 1999 году и позже косовские боевики повторили опыт усташей.

А 10 августа было принято решение вывести войска миротворцев из Хорватии. В Хорватии была реализована гитлеровская мечта — она стала этнически чистой.

Почему события почти 30-летней давности нельзя забывать? И почему о них вспомнил Кустурица? Дело в том, что геноцид народов — это геополитический инструмент западных элит. С завидной регулярностью они руками своих клевретов используют его в целях доминирования и переформатирования стратегических пространств. Именно это подчеркнул Владимир Путин в разговоре с режиссером: "Идеология человеконенавистничества и крайнего национализма используется на протяжении веков не в идеологических, а прежде всего в геополитических интересах".

Геноцидные практики могут быть разной степени жесткости, начиная от запретов говорить и учиться на родном языке, исповедовать религию и знать свою историю (в этом преуспели прибалтийские лимитрофы) и заканчивая физическим уничтожением и изгнанием. Самые жестокие способы уничтожения мирного населения на Балканах применяли как во время Второй мировой, так и в ходе Балканских войн местные фашисты — усташи, боснийские мусульмане и косовские албанцы. На Украине их контрагенты — бандеровцы. И я глубоко убеждена, что жителей Новороссии спасло от повторения трагедии сербов Краины только решение российского руководства о начале СВО. Мы не допустили и впредь не допустим повторения этнических чисток по лекалам усташей. А для этого нужно помнить трагическое прошлое сербов, которые первыми принимали многие удары, предназначенные для нас, для России.

Елена Пономарева